Красивый образец русского ампира

Главная » Статьи » Интерьер

Красивый образец русского ампира



Бывают квартиры и дома, напоминающие чистый лист, на котором архитек­тор может рисовать любой проект — от безумного ин­терьера в стиле хай-тек до имитации версальской роскоши. А бывает их полная противоположность, то есть места с богатой и сложной историей, где всё, от планировки до вида из ок­на, буквально нашептывает архитек­тору идеи и образы.

Квартира, с ко­торой довелось работать Александре Петренко и коллективу «Архитектур­но-строительного Бюро 17», относится именно ко второй разновидности. Она находится в историческом центре Санкт-Петербурга, в одном из велико­лепных ампирных зданий, относи­тельно недавно подвергшихся рекон­струкции.



План квартиры после реконструкции дома
(штриховкой и цветом отмечены возводимые перегородки)
План квартиры с расстановкой мебели

1.  Прихожая 2.  Гостиная 3.  Каминный зал 4.  Столовая 5.  Кухня 6.  Холл 7.  Кабинет 8.  Хозяйская спальня 9.  Гардеробная 10.  Ванная комната 11.  Гостевой санузел 12.  Подсобное помещение

В дореволюционном прошлом это здание было доходным домом и полно­стью принадлежало одному владель­цу, который сдавал находившие­ся в нем квартиры в аренду. Разуме­ется, его планировка с тех вре­мен неоднократно менялась. Некогда роскошные квартиры, состоявшие
из анфилады просторных комнат, пре­вращались в коммуналки, бывшие ог­ромными залы разделялись перегород­ками, о которых архитектор, в давние времена проектировавший этот дом, и подумать бы не мог.





В процессе ре­конструкции появились лифты, пере­крывшие великолепно оформленные входные проёмы. Тем не менее дом остался потрясающе красивым образ­чиком русского ампира и буквально с первого взгляда пленил Александру Петренко. Там сохранились широкие лестницы, кованые решетчатые воро­та, украшенные львиными мордами, а на потолках в комнатах изысканная гипсовая лепнина.

Сто с лишним лет назад здесь была квартира, занимав­шая целый этаж дома. В наши дни, разумеется, дела обстоят иначе, и данный интерьер является лишь фрагментом тех роскошных апарта­ментов, представлявших собой анфи­ладу комнат. Несмотря на то, что первоначаль­ная, закладывавшаяся на стадии по­стройки дома планировка сильно из­менилась и каждая из ныне имею­щихся на этаже квартир представля­ет собой пространство неправильной формы (что значительно затрудняло работу над перепланировкой и новым интерьером), архитектору удалось со­здать антураж, в буквальном смысле возродивший к жизни былое велико­лепие.


Жемчужинами, оставшимися от прежних почти былинных времен, оказались строгий, облицованный чёр­ным мрамором камин и уже упоми­навшаяся гипсовая лепнина. Посколь­ку одна из комнат квартиры пред­ставляла собой часть пространства, некогда бывшего главным залом, на ее потолке красовалась стильная ампир­ная розетка и два медальона с аллего­рическим изображением времен года. Старинные элементы декора архитек­тор сумела органично и с выдумкой включить в проект: розетка осталась украшать потолок, а медальоны удач­но вписались в оформление гостиной (естественно, не обошлось без вмеша­тельства профессиональных рестав­раторов лепнины).

Новые, разработан­ные Александрой Петренко лепные элементы были выполнены в духе русского ампира, продуманная вышпаровка (выделение цветом отдельных элементов композиции) потолков, сгу­щающаяся к розеткам, придала деко­ру глубину и законченность. Если не знать, где старинная лепнина, а где современная, можно подумать, что по­толки во всей квартире подлинные, сделанные еще в начале XX века.

Установка лифта, проведенная при реконструкции старинного дома, из­менила первоначальную конфигура­цию входной зоны, превратив ее в уз­кий коридорчик. Тем не менее уда­лось выделить не только место для размещения верхней одежды и зонтов слева от входа, но и гардеробную. Вход в зону гостиной акцентирован широ­ким проемом с колоннами, которые выполнены из дерева, но капители на них все та же натуральная гипсовая лепнина — неожиданное, но очень торжественно и стильно выглядящее сочетание.


Выбранный архитектором русский ампир — стиль элегантный и одно­временно непростой, недешевый и тре­бовательный к линиям и деталям. Что­бы интерьер выглядел органично, прак­тически всю мебель, декоративные де­тали порталов и стеновые панели при­шлось заказывать на проверенных ита­льянских фабриках по собственным эс­кизам. Разработкой обстановки для это­го проекта занималась архитектор Анна Петренко. Забавная деталь: кое-какие предметы, придуманные ею для этой квартиры, впоследствии появились в каталогах фирм, изготовивших мебель. Уж очень изящными и стильными оказались вещицы.

Объединенная зона гостиной и кух­ни-столовой разграничена потолочным фризом и узкой перегородкой-рамой по периметру. Получается вполне класси­ческое пространство с чётким зониро­ванием, свободное, светлое и масштаб­ное. Цветовое решение также выбрано идеально.

Интерьер насыщен сложны­ми, но в то же время неяркими цвета­ми. Розоватая слоновая кость, выбе­ленная умбра, серебристый пепел — все они включены в запоминающуюся, изысканную гамму. Чтобы визуально поддержать антикварный каминный портал из черного мрамора, столеш­ницу рабочей зоны на кухне сделали из кориана, по цвету и фактуре макси­мально напоминающего природный камень. Легкая эклектичность в дан­ном случае полностью оправдана.

Введение современного высокотехно­логичного материала в подчеркнуто цельный ампирный интерьер демон­стрирует, что архитектора занимал не только внешний антураж, но и ком­фортабельность, эргономичность про­екта. Кориан, в отличие от мрамора, который на кухне быстро утратит при­влекательный вид, стоек и нетребова­телен к уходу.

Тем не менее везде, где это было возможно сделать, не жертвуя ком­фортом, курс был взят на максималь­ную близость к историческим образ­цам. Так, топ под раковину в ванной выполнен из натурального травертина. Вся сантехническая арматура — со­старенная латунь соответствующих форм.



Обои в спальне (мелкий класси­ческий рисунок из розочек с красивой «потертой» фактурой, похожей на ста­ринный гобелен) напоминают о знаме­нитых коллекциях Уильяма Морриса. Розы на обоях подсказали сюжет для живописной работы над изголовьем кровати — художнику Игорю Кривову была заказана картина с изображени­ем различных птиц. «Мы решили, что в розовых кустах обязательно долж­ны селиться певчие птички», — шут­ливо объясняет архитектор.

Очень интересно была решена одна из проблем, возникших из-за разде­ления старинной огромной квартиры во весь этаж на несколько современ­ных жилых пространств. Хозяйская спальня имела сложную неправиль­ную форму. Для классических про­странств характерна четко выве­ренная геометрия, а конфигурация «новой» спальни напоминала асим­метричную трапецию. Потолочная балка и небольшая перегородка, отде­ляющая спальное место, позволили придать комнате правильные пропор­ции, а отгороженное пространство у стены превратилось в мини-будуар с зеркалом, туалетным столиком, ма­ленькой гардеробной. Красиво и очень удобно.


Нестандартной и непривычной для большинства жителей многоквартир­ных домов деталью, потребовавшей от архитектора недюжинной изобрета­тельности, оказалось наличие в квар­тире автономной котельной, хотя и чистенькой, аккуратной. Однако существование инженерного помеще­ния в элегантном ампирном про­странстве требовалось тщательно скрыть, не выделяя при этом для тех­ники отдельного места и не жертвуя жилой площадью. Решение оказалось простым и эффективным: там, где на­ходится оборудование, разместилась большая гардеробная, при этом «бой­лерная» оказалась в ее задней части. Даже если приоткрыть двери гарде­робной, котел и прочие приборы не будут видны.

Существуют теории, согласно кото­рым жилое пространство напоминает живой организм со своими настроени­ями, тайнами и способностью к разви­тию (на этом в частности построены многочисленные техники фэн-шуй). Интерьер, созданный Александрой Петренко и «Архитектурно-Строительным Бюро 17», действительно похож на живое существо. При рождении он удивил авторов, полностью, бук­вально до нюансов и теней, совпав с первоначальным эскизом. Обычно в процессе работы архитектору при­ходится что-то менять по желанию владельцев квартиры, первоначаль­ные эскизы мебели могут остаться не реализованными из-за технических сложностей, связанных с изготовле­нием на фабрике, а здесь все сложи­лось как было придумано. «Войдя в готовую, уже обжитую квартиру, мы увидели точь в точь ту картинку, кото­рую нарисовали до начала работ», — вспоминает Анна Петренко.


Кроме того, с течением времени этот интерьер продемонстрировал возможность самостоятельно совершенствоваться. Скажем, цвет армату­ры на светильниках постепенно изме­нился сам и стал точно таким, как бы­ло предусмотрено эскизом. А ведь ког­да светильники доставили с фабрики, архитектор думала, что из-за ошибки поставщиков новенькие люстры при­дется тонировать вручную — эскиз предусматривал арматуру цвета ста­рого серебра, а с фабрики прислали блестящую сталь. Однако через не­которое время нахальный хай-тековский блеск ушел сам, и теперь све­тильники выглядят так, как им пола­галось по авторскому замыслу.

Впрочем, в подобных историях сама автор проекта ничего удивительного не видит: по ее мнению, русский ампир — один из самых интересных, благодар­ных и изысканных стилей. Он очень ориентирован на человека, его воспри­ятие окружающей среды и позволяет создать гармоничные, уютные и ком­фортабельные пространства, со време­нем только улучшающиеся. Так же, как улучшается по мере выдержки качест­венное благородное вино.



Ирина Сбинина
Современный дом, №3, 2013


Категория: Интерьер | Добавил: Редактор (28.04.2013)
Просмотров: 1245 | Теги: интерьер, мебель | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

КОНТАКТЫ